Одна мама двоих детей

Консультировал недавно девушку по скайпу. Пишу, значительно сокращая. С разрешения самой клиентки.  

Назовем ее Лена. Ее ситуация совсем не простая. Дважды была замужем. Первый муж бросил. Второй тоже, оставив с двумя маленькими детьми (один совсем грудничок), вроде платит алименты, иногда появляется на горизонте. Побыть с детьми. Финансы в притык. Она пробует работать удаленно.

Настроение на нуле, сил мало. Запуталась. Есть отголоски послеродовой депрессии. Ей тревожно за будущее, обидно за себя, «зло берет» из-за бывшего. Мысли: «А можно было бы найти другого хорошего мужчину или стоит пробовать построить что-то с этим. Нужно ли сейчас идти на компромиссы и сделать так, чтобы дети чаще видели отца или послать его».

Лена эмоциональная, мягкая, чувствительная. Говорит много, ярко, вкладывает сердце. Я вслушиваюсь. Сложный и запутанный рисунок рассказа превращается в поток, проходящий сквозь меня.

Перевожу внимание на свои чувства… Мне тоже тревожно, вот пришел страх, потом обида. В некоторых местах диалога — злость. Чувства бродят от нее ко мне и обратно – это часть процесса консультирования.

В какой-то момент она говорит: — Я, наверное, вас сильно загрузила, простите!

— Да обычное дело, — оправдываюсь я… Нормально загрузили. Хорошо, что обо мне тоже тревожитесь. Однако пора начать заботиться о себе, — отвечаю. В образовавшейся паузе всплывает несколько идей.

— Прикройте глаза, — переводим процесс в плоскость ощущений. Где ощущаешь то, что испытываешь ко второму мужу?

— Между грудной клеткой и животом. Засела серая, густая масса…, — описывает она, — неприятная штука.

— Про какое это чувство?

— Что-то про нарушение моих границ… Это разочарование и одновременно обида.

— Да, но обида происходит после чего-то… Наблюдай внимательно и спокойно. Где в организме след того, что нарушило границу?

Сидит, наблюдает. Из соседней комнаты иногда прорываются голоса ее детей. Потом Лена обнаруживает: — В груди торчит металлическая арматура…

Обсуждаем в деталях штуку, которая пробила грудную клетку.

— Длинной сантиметров 30, воткнулась в меня. В месте проникновения рваная рана, с «мясцом» и кровью. Болит и тянет.

А дальше процесс идет удивительно. Мы говорим про первого мужа. Арматура – это шок. Когда еще первый муж бросил. Рана. Давняя, незажившая, мешающая жить. Поступок, который она обдумывала, пыталась переварить, осознать, отпустить, простить. Но тело не забыло, нервная система несла в себе этот «пробой».

Потом разговор зашел о мужчинах вообще. Затем о родительской семье… О папе… Об отчиме. О надеждах найти в отце поддержку. О дефиците и тоске по отцу. О поиске мужчины – чтобы был родственной душой, чтобы на одной волне. И о том, как она идеализировала своих мужчин, а потом обжигалась.

Вернулись к ощущениям. Лена описывает изменения внутри: – Арматура превратилась в деревянную палку и начинает рассыпаться. Теперь она отпала совсем, рана начинает затягиваться… Стало легче! Спокойнее.

После такого «освобождения» мы обсудили сценарии поведения с мужчинами, способность написания нового сценария. Пришло спокойствие, появилась возможность рассуждать, искать решения.


Понравился материал? Поделитесь им в соцсетях!

Василий Ильин

Психолог, бизнес-тренер.
Провел более 5000 часов тренингов, консультаций и лекций.
Автор уникальных тренингов-экспедиций в Индию, Гималаи, Тибет, Непал, Андаманские острова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.